1. ГОСЕТ—что это такое?

Пуримшпиль, “Скрипач на крыше”, Соломон Михоэлс.

 

Что такое еврейский театр? Для одних—это пуримшпиль, жанр народного карнавального представления по книге Мегилат Эстер, традиционно, с XV-XVI вв., разыгрываемого в еврейских общинах Европы на праздник Пурим. Для других—это “Скрипач на крыше”, бродвейский мюзикл (1964) или голливудский фильм (1971), по мотивам рассказов Шолом Алейхема. Для третьих воплощением еврейского театра являются легендарный Соломон Михоэлс (1890-1948) и ГОСЕТ (Государственный еврейский театр в Москве, 1919-1949). Таким образом, еврейский театр—это и сюжет, и зрелище—музыка, пение и танцы, и театр в современном понимании этого феномена—труппа, репертуар, сцена и зрительный зал. Однако базовый элемент еврейского театра—это язык. И если в конце XX века триумфальная постановка “Скрипача на крыше” показала, что еврейский театр может играть на любом языке, то в конце XIX-начале XX в. еврейский театр создавался именно на еврейском языке. Точнее, он создавался и развивался как два—одновременно разных и похожих—театра на двух языках—идише и иврите. Оба театра сделали свои первые шаги в России. Здесь пойдет речь о театре на идиш—московском ГОСЕТе.

 

2. ГОСЕТ—рождение еврейского театра (1876-1920).

Петроград, Алексей Грановский, студия.

 

Во второй половине XIX в. на смену пуримшпилю пришел профессиональный театр. В 1876-1877 гг. в Яссах (Румыния) появилась первая профессиональная еврейская театральная труппа—Бродер зингерс. Ее основателем, администратором, драматургом, режиссером и композитором был русский еврей Авраам Гольдфаден (1840-1908). В 1880-е-1900-е гг. возникают уже десятки профессиональных трупп в Восточной Европе. В 1910-е-1920-е гг. еврейский театр переживает расцвет в Америке, где в 1925 г. в Нью-Йорке спектакли с аншлагом одновременно шли в 14 театрах, игравших на идиш. Это был развлекательный театр, в котором шли мюзиклы и мелодрамы. Еврейская интеллигенция  России презрительно считала такой театр “шундом” (отбросами) и стремилась к созданию художественного еврейского театра. С этой целью в 1916 г. Еврейское театральное общество в Петрограде пригласило молодого режиссера Алексея Грановского (1890-1937), который в 1919 г. набрал студентов в еврейский театр-студию. В июле 1919 г. студент Шломо Вовси (в будущем—Соломон Михоэлс) писал: “В это самое время, когда миры трещали, гибли, заменялись новыми мирами, случилось <…> великое для нас, евреев, чудо—родился Еврейский Театр.” 

 

3. ГОСЕТ—введение в еврейский театр (1921-1924).

Москва, Евсекция, Шагал, успех.

 

Грановский, ученик Макса Рейнхардта, строил свой театр с нуля. Отвергая наследие шунда, он стремился создать универсальный театр. “Сцене не нужен еврей, ей нужен человек”,—учил Грановский.  В 1920 г. по приглашению Евсекции (еврейской секции партии большевиков) студия переехала в Москву и в 1921 г. была преобразована в Государственный еврейский камерный театр. Идеологи Евсекции Моисей Литваков и Абрам Эфрос считали, что театру нужен еврейский, а не универсальный стиль. Поэтому оформлять первые спектакли в Москве был приглашен Марк Шагал, по словам Эфроса, “самый еврейский, из художников”. Шагал оформил не только первые спектакли, но и интерьер театра. Главным его элементом стало панно “Введение в еврейский театр”, в центре которого изображен Эфрос, несущий Шагала Грановскому. Первым большим успехом театра стал спектакль “200000” по Шолом Алейхему (1921), звездой которого был Михоэлс. Настоящим триумфом стал спектакль “Колдунья” по Гольдфадену (1924), в котором появилась новая звезда труппы—Вениамин Зускин. Эти успехи поставили еврейский художественный театр в один ряд с лучшими театрами Москвы, в то время—мировой столицы театрального авангарда.

 

4. ГОСЕТ—государственный еврейский театр (1925-1927).

Признание, гастроли, студия, банкротство.

 

Во второй половине 1920-х гг. театр получил широкую известность среди еврейской публики и признание властей. В 1925 г. слово “камерный” пропало из названия театра, отныне он стал Государственным еврейским театром—ГОСЕТом. Каждое лето ГОСЕТ отправлялся на гастроли в Украину и Белоруссию. Во время гастролей 1925 г. труппа театра снялась в фильме “Еврейское счастье”. Гастроли ГОСЕТа пользовались огромным успехом у провинциальной публики, особенно, у еврейской молодежи. Некоторые из них стали московскими актерами, окончив студию ГОСЕТа, другие создали свои театры—Украинский  и Белорусский ГОСЕТы. В Москве с успехом прошли новые премьеры: “Ночь на старом рынке” Ицхока Лейбуша Переца (1925) и “Путешествие Вениамина III” по Менделе Мойхер Сфориму (1927). Несмотря на признание и успех, театр находился на грани банкротства. Чтобы поправить дела Грановский решил отправиться с театром в длительное гастрольное турне по Европе. 

 

5. ГОСЕТ—европейский тур (1928).

Еврейский театр на европейской сцене.

 

Европейские гастроли ГОСЕТа прошли с апреля по декабрь 1928 г. в Германии, Франции, Бельгии, Голландии и Австрии. ГОСЕТ не был ни первым авангардным московским театром, ни первым еврейским театром из Советской России, которые увидела европейская публика. В 1923 г. по Европе гастролировал Московский Камерный театр, а в 1926 г.—театр Габима, игравший на иврите. Однако спектакли ГОСЕТа пользовались огромным успехом у публики, а критика отмечала особый подход театра к еврейскому материалу и оригинальность художественных решений. Советским еврейским театром живо интересовались европейские евреи: в Варшаве актеров пригласили на пасхальный седер, в Берлине их приглашали читать лекции о евреях в СССР, а в Вене за кулисы пришел знакомиться Зигмунд Фрейд. В конце года труппа ГОСЕТа вернулась в Москву без Грановского, который остался в Германии.

 

6. ГОСЕТ—от Шолом Алейхема до Шекспира (1929-1941).

Грановский-невозвращенец, новый репертуар и зрители, “Король Лир”.

 

Грановский решил не возвращаться в СССР. В конце 1929 г. художественным руководителем ГОСЕТа стал Михоэлс. 1929—“год великого перелома”, утверждения диктатуры Сталина—стал переломным для театра. Политика культурной революции в СССР требовала социалистического реализма и “пролетарского” репертуара. На сцене ГОСЕТа стали появляться идеологически выдержанные пьесы совеременных еврейских авторов—Давида Бергельсона, Переца Маркиша, Ехезкеля Добрушина. Одновременно, театр продолжал ставить еврейскую классику—“Суламифь” Гольдфадена (1937) и “Тевье-молочник” Шолом Алейхема (1939). Постановка шекспировского “Короля Лира” (1935) стала первым значительным успехом ГОСЕТа после Грановского, а сценический образ Лира с тех пор неотделим в исторической памяти русских евреев от личности Михоэлса. В 1939 г. ГОСЕТ отпраздновал 20-летний юбилей, многие артисты театра получили правительственные награды и почетные звания. Но торжества и почести не могли остановить процесса ассимиляции советских евреев, которых все меньше интересовал еврейский театр. В 1936 г. на гастролях в Украине Михоэлс писал: “Театр посещают слабо. Никому нет дела ни до Шекспира, ни до Гольдфадена”.

 

7. ГОСЕТ—война (1941-1943).

Прерванные гастроли, эвакуация в Ташкент.

 

Война застала ГОСЕТ в Харькове во время летних гастролей. 22 июня 1941 г.  ГОСЕТовцы выехали в Москву. В октябре 1941 г. театр был эвакуирован в Ташкент, где открыл сезон спектаклем “Тевье-молочник”. В течение двух лет эвакуации ГОСЕТ продолжал играть старый репертуар и готовить новые спектакли. Но мыслями труппа ГОСЕТа стремилась в Москву, в родные стены театра на Малой Бронной. Михоэлс, которому удалось побывать в Москве в 1942 г., так выразил эти мысли: “Был в театре <…> побывал на сцене. И стало как-то не по себе. Не верилось, что в этой зияющей дыре было когда-то светло и существовала жизнь и деятельность. Впрочем, все обойдется. Думаю, что мы все еще вернемся к нашим гнездам”. 11 сентября 1943 г. ГОСЕТ дал прощальный спектакль в Ташкенте — “Хамза” Камиля Яшена и Амина Умари в постановке Эфраима Лойтера—и в октябре театр вернулся из эвакуации в Москву.

 

8. ГОСЕТ—Михоэлс и Еврейский антифашистский комитет (1943).

Театр и политика, поездка в Канаду, Мексику, США и Великобританию.

 

Летом 1941 г. советское правительство создало Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), общественную организацию для мобилизации еврейского общественного мнения и материальных ресурсов на Западе в борьбе с нацистской Германией. Во главе ЕАК встал Михоэлс. 24 августа 1941 г. на митинге в Москве Михоэлс провозгласил: “[Мы—]поколение [еврейского] народа, которое поняло, что такое родина <…>, [которое] не знает страха, не может ощущать себя жертвой”. На первом пленуме в Куйбышеве, члены ЕАК заговорили не только о войне с фашистами, но и о борьбе с антисемитизмом в Красной армии и в советском тылу. В апреле 1943 г. правительство направило делегацию ЕАК—Михоэлса и поэта Ицика Фефера—в поездку по Канаде, Мексике, США и Великобритании для пропаганды антифашистской политики СССР и сбора средств для советских евреев-жертв войны и для поддержки Красной Армии. Михоэлс и Фефер выступали на многочисленных митингах и собрали сотни тысяч долларов. Миссию ЕАК активно поддерживал великий Альберт Эйнштейн. Михоэлсу удалось осуществить давнюю мечту—встретиться со своим кумиром, Чарли Чаплиным. Михоэлс страстно убеждал Чаплина: “Не верьтебудто на свете может существовать аполитичное искусство. Весь вопрос только в том, кому, какой идее, какой политике оно служит”!

 

9. ГОСЕТ—последние премьеры (1944-1948).

“Фрейлехс”, “Принц Реубейни”.

 

После войны в политике СССР произошли значительные изменения. В 1946 г. Сталин изолировал страну от внешнего мира. Во внутренней политике был взят курс на русский национализм. В 1949 г. в советских театрах были запрещены произведения зарубежных авторов. Среди премьер 1945-1948 гг. в ГОСЕТе были пьесы советских авторов о войне и пьесы, основанные на еврейском народном фольклоре. В июле 1945 г. состоялась премьера спектакля “Фрейлехс” Залмана Шнеера (Окуня). По словам критика, это была “шумная и блистательная буффонада, сверкающий, парадный карнавал, <…> мудрая комедия”, в которой была и радость победы в войне, и скорбь о ее жертвах, и предвкушение новой жизни. Создатели спектакля получили сталинскую премию. Еще в 1944 г. Михоэлс задумал поставить спектакль по пьесе Бергельсона “Принц Реубейни”. В новом спектакле он был режиссером и репетировал главную роль. Он писал: “Роль Реубейни, принца иудейского, целиком вливается в мой собственный внутренний идейный мир, и я могу в моем идейном движении захватить с собою эту роль, чтобы стать другим, более сильным”. В 1947 г. репетиции шли полным ходом.

 

10. ГОСЕТ—ликвидация (1948-1952).

Убийство Михоэлса, дело Еврейского антифашистского комитета.

 

В январе 1948 г. Михоэлс, выехал в Минск, чтобы посмотреть выдвинутые на сталинскую премию спектакли. Уезжая, он просил не останавливать репетиции “Принца Реубейни”. В ГОСЕТ Михоэлс вернулся 16 января 1948 г., в гробу. В этот день в фойе театра прошло прощание с великим еврейским артистом. В официальном сообщении говорилось, что Михоэлс погиб в автокатастрофе, но многие понимали, что это было убийство. В стихотворении “Михоэлсу—неугасимый светильник” Маркиш изобразил Михоэлса, как мессию, пострадавшего за свой народ. Убийство Михоэлса стало предвестником антисемитской кампании, развернутой Сталиным в конце 1948 г. А пока ГОСЕТ продолжил свою работу, театру было присвоено имя Михоэлса, художественным руководителем  стал Зускин. В ноябре 1948 г. был ликвидирован ЕАК и арестованы члены его президиума, включая Зускина, Маркиша и Бергельсона. Они были осуждены и расстреляны 12 августа 1952 г. В связи с шумной антисемитской пропагандистской кампанией,  зрители опасались посещать спектакли ГОСЕТа, а газеты прекратили печатать объявления о спектаклях. Последний спектакль, “Гершеле Острополер”, состоялся 16 ноября 1949 г., а 1 декабря ГОСЕТ был официально закрыт. Тогда же было закрыто Московское государственное театральное училище, Украинский и Белорусский ГОСЕТы.

 

11. ГОСЕТ—без ГОСЕТа (1956-1988).

МЕДА и КЕМТ, наследие Михоэлса.

 

С 1956 г. в процессе политической либерализации СССР, в атмосфере общественной и культурной “оттепели”, еврейская культура вновь стала доступна и даже получили ограниченную поддержку. В 1962 г. был создан Московский еврейский драматический ансамбль (МЕДА). МЕДА поставил несколько спектаклей, ранее шедших в ГОСЕТе. В 1986 г. МЕДА был преобразован в театр-студию и получил помещение в Москве. Однако представления на идиш, не собирали зрителей. В 1987 г. театру присвоили новое название—“Шалом”, художественным руководителем стал  Александр Левенбук, языком спектаклей стал русский. В 1977 г. был создан Камерный еврейский музыкальный театр (КЕМТ) при Биробиджанской филармонии, но с репетиционной базой в Москве. Художественным руководителем КЕМТа был Юрий Шерлинг. Наиболее значительной работой этого театра стала опера-мистерия “Черная уздечка для белой кобылицы” (1978). В 1960 г. московская театральная общественность отметила 70-летие Михоэлса в Доме Актера. В 1965 г. также торжественно было отмечено 75-летие Михоэлса. Посетивший в этом году Москву Эли Визель писал: “Если бы в Москве был возрожден еврейский театр, то ему несложно было бы наполнить зрительный зал”. История показала, что предположение Визеля не сбылось, а следующий вечер памяти Михоэлса состоялся в Москве только в 1989 г.

 

12. ГОСЕТ—возвращение (1989-2021).

Еврейский театр после СССР.

 

12 февраля 1989 г. в Москве Михаилом Глузом был создан Международный Культурный Центр имени Михоэлса. Открытие Центра в 1989 г. и празднование 100-летия Михоэлса в 1990 г. стали заметными событиями возрождения еврейской культуры в России. В свой речи на открытии Эли Визель подчеркнул, что Центр Михоэлса “превратился в действительность, потому что русские евреи сохранили еврейское самосознание”. Символично, что основой этого самосознания стала память о еврейском театре и Михоэлсе. В дальнейшем Центр не играл большой роли в еврейской общественной и культурной жизни. Организованные им концерты и театрализованные представления были яркой презентацией русифицированной еврейской культуры. Изучение и осмысление наследия еврейского театра, а не его возрождение, является целью Михоэлсовских чтений, которые ежегодно, с 1999 г. проводятся Российской библиотекой искусств в Москве. В Москве продолжает ставить еврейские спектакли на русском языке Театр “Шалом”. Также на русском языке играет созданный в 2013 г. Игорем Пеховичем московский Театр Грановского. В основе художественной программы этого театра—система Грановского, основанная на “психопластике” Шагала. В 2019 г., к 100-летию ГОСЕТа Театр Грановского показал спектакль по мотивам долгое время считавшейся утерянной единственной пьесы Михоэлса